рынок, банковский кризис, Джоэл Трахтман, финансовая стабильность, экономика
рынок, банковский кризис, Джоэл Трахтман, финансовая стабильность, экономика  

Глобальный финансовый кризис

рынок, банковский кризис, Джоэл Трахтман, финансовая стабильность, экономика
Канада
Соединенные Штаты
Иммиграция в США
Австралия
Европа
Великобритания
Германия
Чехия
Аргентина
Работа за границей
Образование за границей
Посольства

В чем состоят причины мирового финансового кризиса?

Несомненно, в грядущие годы специалисты по экономической истории еще будут спорить о причинах мирового финансового кризиса. Основную роль в нем сыграл макроэкономический фактор, но предотвратить или смягчить кризис могло бы надлежащее регулирование.

Джоэл Трахтман – профессор международного права Юридической и дипломатической школы Флетчера при университете Тафтса. Среди его работ – “Экономическая структура международного права” и “Международное право и политика”.

Глобальный финансовый кризис затмил в перечне мировых проблем Ирак, Афганистан, Северную Корею и прочие кризисы – по сравнению с ним эти опаснейшие угрозы глобальной стабильности кажутся скромными. Даже если не смотреть вширь и заботиться только о собственном кошельке, глобальный финансовый кризис предстает масштабным процессом, затронувшим практически весь мир. Чтобы противодействовать нынешнему кризису и предотвратить его повторение, если это вообще возможно, необходимо понять, чем он вызван. Поставить диагноз нелегко, поскольку кризис вызван сложным взаимодействием макроэкономических провалов, недостаточного финансового регулирования и некомпетентного корпоративного управления. По той же причине предотвращение будущих кризисов – дело непростое.

Финансовый кризис начался в Соединенных Штатах с необоснованного вздувания цен на жилье и рискованных ипотечных кредитов. Пока цены на жилье росли, закладные казались надежным способом вложения денег, но с падением цен они стали выглядеть гораздо менее привлекательными. Причем это падение само себя стимулировало, так как ставшие менее доступными кредиты и участившиеся случаи лишения права выкупа закладных вызвали дальнейшее снижение цен на жилье. Многие первоначальные закладные были секьюритизированы, а банки и другие финансовые институты, равно как и инвесторы, охотно приобретали и продавали возникшие ценные бумаги, стремясь, как всегда, к возможно более доходным инвестициям. Но держатели этих ценных бумаг вдруг обнаружили, что их ценность резко упала. Для финансовых институтов убытки из-за обесценивания этих бумаг привели к подрыву капитала и способности вести дела. В результате у них стало меньше возможностей финансировать бизнес, а это оказало существенное депрессивное воздействие на реальную экономику. Лишь теперь замороженные кредиты начинают оттаивать.

Начавшись в Соединенных Штатах, кризис приобрел глобальный характер. Он стал глобальным по той причине, что глобальной является сама финансовая система, а среди финансовых учреждений, выдававших ипотечные кредиты ненадежным заемщикам в США, были не только американские, но и иностранные транснациональные компании. К тому же некоторые иностранные финансовые учреждения так же вели бизнес и у себя дома, следуя американскому примеру. Финансовые неурядицы стали шириться: если вначале банкротство грозило в основном американским финансовым институтам, вслед за ними той же угрозе подверглись их коллеги по всему миру. И, наконец, проникновение негативных процессов в экономику через торговлю и инвестиции привело к резкому сокращению экспорта в Соединенные Штаты и американских инвестиций за рубежом.

В чем состоят причины мирового финансового кризиса


Несомненно, в грядущие годы специалисты по экономической истории еще будут спорить о причинах мирового финансового кризиса. Основную роль сыграл макроэкономический фактор, но предотвратить или смягчить кризис могло бы надлежащее регулирование.

Низкие процентные ставки в Соединенных Штатах, Японии и других странах, валютная политика Китая, рост нефтяного и прочего богатства в суверенных фондах – все эти факторы способствовали избыточной ликвидности, которая, в свою очередь, привела к вздуванию “денежного пузыря”. Избыток дешевых денег требовалось реинвестировать. К тому же в силу обилия дешевых денег инвесторы постоянно стремились к росту прибыли. Кто сулил более высокую отдачу, тот и получал множество клиентов и собирал крупные выплаты.

Значительная доля избыточной ликвидности хлынула в американский жилищный сектор. Накануне кризиса рынок жилья в США уже обладал чертами классического “мыльного пузыря”. Те, кто вкладывал средства в жилье, становясь либо домовладельцами, либо кредиторами, казались финансовыми гениями. Реально ипотечные компании не несли убытков, поскольку ценность их кредитного обеспечения продолжала расти, восполняя ошибки в кредитовании. Как говорил легендарный инвестор Уоррен Баффет: “Только когда уходит прилив, становится видно, кто плавал голым”.

Ипотечные компании перестали быть традиционными местными ссудно-сберегательными ассоциациями, которые держат выданные ими ипотечные кредиты до срока погашения. Напротив, кредиты стали пакетироваться, превращаться в ценные бумаги и служить объектом торговли и инвестиций со стороны отдельных инвесторов и коммерческих банков. Поэтому ипотечные компании зачастую не задумывались о долгосрочной перспективе и не заботились о том, смогут ли их заемщики обслуживать свои кредиты в случае финансового спада. С конца 2003 года резко возрос выпуск ценных бумаг с ипотечным обеспечением. Модель получения прибыли для многих финансовых институтов изменилась, перейдя в своей основе от использования процентного спрэда к получению платежей и прибыли от продажи. Изменившаяся модель бизнеса также привела к изменениям в системе компенсаций, заваливая бонусами руководителей, способных обеспечивать такие платежи и прибыли.

Секьюритизация требовала надежных кредитных пулов, удовлетворяющих требованиям их гарантированного размещения, а часто и поддержки кредитов путем страхования или иного обеспечения. Ипотечные ценные бумаги, соответствуя требованиям таких рейтинговых агентств, как Moodys и Standard & Poors, обычно получали наивысший кредитный рейтинг. Агентства соперничали друг с другом за бизнес и при оценке кредитоспособности пулов чаще полагались на последние результаты, а не на перспективные модели, учитывающие опасность возникновения денежного пузыря.

Американскую систему регулированию можно обвинить как в грехе действия, так и в грехе бездействия. Администрация Буша стремилась обеспечить жильем людей с низкими доходами, предлагая им кредитование без начального взноса. Возросшие требования к капиталу, предъявленные американским ипотечным гигантам Fannie Mae (Федеральная национальная ипотечная ассоциация) и Freddie Mac (Федеральная корпорация ипотечного кредитования), открыли другим учреждениям рынок финансирования жилья для секьюритизации. Базельские требования к капиталу стимулировали секьюритизацию, а ожидаемое снижение требований к капиталу, связанных с ипотекой, по соглашению “Базель II” побудило американские банки увеличить свои портфели ипотечных ценных бумаг. Инвестиционным банкам было позволено увеличить свой левередж. В общем, все эти изменения в регулировании были вызваны ростом наличной ликвидности и подстегнули рост рынка ипотечных ценных бумаг и его рисков. Хотя отдельные органы регулирования, возможно, видели нарастающие проблемы, властям не хватило политической воли для решительного вмешательства.

Корпоративное управление во многих финансовых институтах подверглось большой нагрузке, вызванной платежно-торговой моделью, стремлением стимулировать наиболее прибыльные предприятия, конкурентным давлением в результате рискованной деятельности других фирм и неспособностью выработать убедительную модель долгосрочного риска. В этих условиях акционеры, советы директоров и высшее руководство не смогли оценить и обуздать риск, который взяли на себя их учреждения. Выступая в октябре 2008 года в Конгрессе США, Алан Гринспэн, бывший председатель Федеральной резервной системы США, заявил: “Те из нас, кто надеялся, что собственные интересы кредитных учреждений заставят их защищать акционерный капитал, а особенно я сам, сейчас пребывают в состоянии потрясения и недоверия”. Таков грозный приговор, вынесенный американской системе корпоративного управления: механизмов корпоративного управления недостаточно, чтобы руководители действовали в долгосрочных интересах акционеров, а не в собственных краткосрочных интересах.





иммиграция :: Канада :: Европа :: Великобритания :: Австралия :: Аргентина :: США :: иммиграция в США :: Green Card ::
новости :: архив новостей :: новости культуры :: новости науки :: экологические новости :: образование :: информация


© 1999-2017 Imcl.ru - Глобальный финансовый кризис

Разрешается свободное использование материалов при условии ссылки (в интернете - активной гиперссылки, индексируемой поисковыми системами) на Imcl.ru

Рейтинг@Mail.ru